lorem ipsum
10 November
Я не понимаю, зачем нужно было говорить, что я важна для тебя, если ты не можешь выделить на меня своё время и силы, и вот уже три недели держишь в подвешенном состоянии. Не понимаю, как это можно совмещать с доведённой до абсурда позицией "никто никому ничего не должен".
Я всё чаще задумываюсь о том, были бы мои похороны достаточно серьёзным поводом для того, чтобы выйти ради меня из дома в выходной день.
Да, я благодарна тебе за уважение к моему "нет". Твоё "нет" я тоже уважаю, поверь. Но, пожалуйста, не обижайся, когда у меня не выходит догадаться о твоём текущем состоянии дистанционно, увы, этой суперспособности мне не отсыпали.

Да, я прекрасно знаю, кто из нас дорожит этой связью больше. Знаю, что так сильно привязываться к людям нельзя, и от этого веет чем-то нездоровым. Знаю, что и я сама много сделала для того, чтобы подорвать твоё доверие, знаю, что когда-то злоупотребила твоим стремлением оградить меня от лишних переживаний (не слишком-то сильно, но ты заметила). Это было давно, да и ты, знаешь ли, не без греха.
Стоит тебе только слегка почувствовать себя виноватой, как ты тут же обвиняешь меня в манипуляциях, хотя я просто пытаюсь быть честной и объяснять, что именно мне пришлось не по душе. И ведь рядом с тобой я не одна такая. Но ты упорно отмахиваешься от мысли, что тоже не можешь быть права всегда и во всём и что чувства окружающих тебя людей закономерны.

Несмотря на всё это, "мразью", как ты подозреваешь, я тебя не считаю. Я вижу и помню всё лучшее.
Я знаю, что тебе сложно жить за этими стенами, которые ты сама старательно выстроила вокруг себя. Я знаю, что красными пятнами каждую зиму ты покрываешься не от безмерного счастья. Я вижу, сколько в тебе напряжения, и готова хотя бы попытаться тебе помочь, если ты позволишь. И если ты перестанешь кусаться и протянешь мне руку, я никогда не оттолкну тебя.
Если.
Но ты только орёшь "Не лезь ко мне в душу", когда в ответ на вопрос "Может, мне на тебя все свои проблемы вывалить?", я отвечаю "Да, если тебе нужно".

Но нет, ты продолжаешь делать вид, что не понимаешь, о чём идёт речь и с чего я вдруг обижаюсь.
Я, конечно, никуда не денусь. Но больше не буду так усердно пытаться учить язык, на котором ты говоришь, если тебе настолько не по душе мой.
1
7 November
Я не виделась со своим отцом уже больше года, да и не разговаривала немногим меньше.
Он живёт в соседнем подъезде.
С одной стороны я даже рада, что мы не пересекаемся, так спокойнее, легче. Когда он в последний раз рыдал в трубку под градусом, я не знала, куда себя деть. Я могу посочувствовать кому угодно, это не так уж и сложно, но его эмоции я просто принимаю на себя, не могу отстраниться, не могу отфильтровать. Меня всякий раз жестоко ломает. Слишком сильно, чтобы выдерживать это регулярно. Я не могу тащить на себе другого человека. Не могу, да и не хочу.
Мне понятны его обиды и, в отличие от мамы, я нисколько не виню его в том, что он дистанцировался.

Иногда я очень жалею, что мы не обсуждали проблемы напрямую. С мамой это практически невозможно - переходишь в категорию обидчиков и предателей, а вот с ним можно было бы попробовать. Не знаю, изменило бы это хоть что-нибудь, но, думаю, нам всем стало бы немного легче.
В голове в последнее время часто всплывает вопрос: во время пьяных скандалов он хоть раз задумывался о том, что в это время чувствую я? Его хоть немного беспокоило то, что стремление досадить недовольной жене, которая "поломала ему всю жизнь", причиняло боль и мне тоже?
И какого, собственно, хрена он до сих пор пытается сбросить ответственность за свои действия на всех остальных?

Я люблю своего отца. Собственно, именно отцом он почти никогда не был, скорее хорошим приятелем.
Уже сейчас, спустя столько лет, я понимаю, что его требования ко мне не всегда были адекватными. Иногда он почему-то ждал, что я буду вести себя куда разумнее, чем может обычный ребёнок или подросток. И редко, но сильно обижался на то, что я всё-таки не могу.
Что ж, думаю, в каком-то смысле ожидания оправдались, сейчас я чувствую себя человеком как минимум более сильным и осмотрительным. Возможно, совершенно зря, но это при любом раскладе скорее пугает, чем радует.

Тем не менее, хорошего тоже было много, и от этих воспоминаний по-прежнему очень тепло.
Лепка снеговиков, свистки из орешника, долгие прогулки по лесу, в котором папа знает всё-всё! Аттракцион в лесопарке зимой специально для меня: отец своими руками долго и упорно толкает машинку. Семейные походы на площадь по праздникам, после которых почему-то накатывала светлая приятная тоска. Чтение книг и поиски музыки, которую мама точно никогда не поймёт.
И ещё много-много отличных моментов.

Да, я действительно люблю своего отца.
Я на него похожа. Характером, жестами, даже походка его. И я очень гордилась этим сходством, когда была маленькой.
Но есть вещи, которые не забываются и, к сожалению, приятными моментами они не исчерпываются.
Пьяная попытка вскрыть вены. Много грязной ругани, битьё посуды. Один раз он, хоть и не сильно, всё же ударил мать, будучи не слишком-то пьяным и, пожалуй, это простить ему я не смогу никогда.
Но, хочется мне того или нет, я чувствую это родство. Я чувствую себя дочерью именно этого человека и могу принять в себе эту часть. На его примере я смогла сделать выводы о том, куда мне нырять не надо и что хорошего я могу из себя извлечь, если постараюсь.
Вот только главную проблему это не решает: я совершенно не знаю, как мне взаимодействовать с ним.
0
4 November
Каждому нужно место, где можно побыть маленькой глупой девочкой, вне зависимости от реального положения дел. Поэтому я здесь.
Это не побег с дайри (очень надеюсь, что сайт всё-таки выплывет), но попытка найти ещё один тёплый угол, потому что мне иногда очень сложно быть абсолютно искренней с теми, кого я знаю. Конечно, всегда можно завести и бумажный дневник, но мне нужен слушатель. Хотя бы молчаливый.

Привет, меня зовут Лера, мне без полутора месяцев 23. Я хочу стать хорошим книжным иллюстратором вместо того, чтобы захламлять мир посредственным графическим дизайном, с которым за годы учебы у меня так и не срослось. Я люблю работать с картами Таро, и чаще всего они отвечают мне взаимностью. Люблю вязать, хотя и умею совсем чуть-чуть.
У меня нет работы и нет ни одного человека, которому я могла бы признаться в том, что соскучилась, не испытывая при этом чувства неловкости и неуместности. Мне бы очень хотелось научиться ломать любые барьеры, но, кажется, я умею их только строить.
Я очень медленно привыкаю, но очень быстро и очень крепко привязываюсь.
Я стараюсь принимать людей, которые находятся рядом со мной, и очень надеюсь, что это кому-нибудь нужно.

Мне очень хочется знать, что я существую не зря.
3